Провокация | ЧЕЛОВЕК и СТРЕСС

Провокация

Известно, что существует две эмоции, способные зарядить нас энергией, как для быстрых, так и для отсроченных обстоятельствами поступков. Всего две. Радость и гнев. Остальные: беспокойство-тревога, грусть-печаль и страх-опасение, снижают жажду деятельности и вряд ли помогут добиться успеха. Легко идет по жизни тот, кто умеет встречать все тяготы жизни с юмором и улыбкой, а то и заразительным смехом. Не притворным, не вымученным, не циничным, а искренним и задорным. С гневом проще. Именно поэтому, любой психолог даст вам совет: «Не знаешь, как реагировать – разозлись! Есть силы – смейся!»

***

Она приходит к Марте каждый четверг. Минута в минуту. На протяжении последнего месяца. Сегодня – пятая встреча. Пятерка в китайской нумерологии — цифра, останавливающая процесс. Хотите остановить мгновение или движение чего-либо – повесьте «музыку ветра» с пятью трубочками, колокольчиками, рыбками или другой атрибутикой. И в вашу жизнь вряд ли ворвется что-то плохое, хотя и хорошее тоже вряд ли нагрянет.

Пять. Первая пауза для подведения итогов. Остановка, после которой пассажир либо покатит в поезде дальше, либо сойдет и зашагает собственной дорогой.

Анне двадцать восемь лет. Невысокая, обычной внешности, ее можно назвать хорошенькой, если бы не поднятые плечи, втянутая шея и виноватая, словно приклеенная, улыбка. Одевается девушка так, что может дать любому шпиону мастер-класс по незаметности, серости и маскировке. Вот и сегодня, как и четыре предыдущие сессии, Анна в балахонистой юбке до пят, блузке с длинными рукавами и с сумкой похожей на торбу.

Добирается она до старого города на электричке, потом на допотопном гремящем трамвае, а затем еще полчаса пешком по проспекту, давно превращенному в пешеходную зону. Анна отказывается пользоваться телепортационными кабинами, авиетками и обычным такси, несмотря на то, что, судя по ее истории, вполне может это себе позволить. «В толпе проще быть незаметной», — лозунг, живущий на ее знамени.

Она привычно скидывает туфли без каблука и забирается с ногами в кресло.

— Марта, я вот о чем подумала… — начинает девушка.

— Подождите, Анна, – Марта берёт в руки планшет, садится в кресло напротив. – Мы встречаемся пятый раз, я хочу подвести промежуточные итоги наших встреч. Вы не против?

— Нет-нет, — качает головой клиентка.

— Итак, — Марта смотрит в записи. – Месяц назад, Анна, вы пришли ко мне с запросом «помочь вам стать более интересной». Ваши слова?

Анна кивает.

— За четыре сессии мы выяснили следующее: вы отвергаете услуги всех специалистов, которые могли бы улучшить вашу внешность, ссылаясь на то, что «сколько не штукатурь изъеденную термитами стену, она всё равно рухнет». Ваши слова, Анна. Так?

— Точно, — скорбно кивает девушка и грустно улыбается.

— В какой-то мере, Анна, я с вами согласна. Можно надеть идеально сшитый костюм, влезть в туфли с двенадцатисантиметровой шпилькой и сделать сногсшибательную прическу, но этого может оказаться недостаточно. Ибо всю эту красоту нужно уметь носить: свободно, уверенно, с непоколебимой убежденностью в том, что ты выглядишь на все сто! Идем дальше? – психолог бросает взгляд на девушку.

Та кивает.

— На протяжении четырех встреч вы разбивали мои аргументы касательно ваших достижений, включая дипломы престижных университетов, знание нескольких иностранных языков, а так же две кандидатские степени. Вы считаете, что всё это не имеет значения, т.к. остаетесь «неинтересной, скучной и мерзкой уродкой». Ваши слова, Анна?

Снова кивает, поджимая губы.

— Таким образом, подводя итоги, можно сказать, что вы продолжаете считать себя никчемным, никому не интересным, уродливым «синим чулком», которому никогда не познать радости счастья и любви в этом суровом и отвратительном мире. Так, Анна?

Смотрит с недоумением:

— Я такого не говорила… Про «синий чулок»…

Марта улыбается и «по-дружески» подмигивает:

— Ну, вы же понимаете, Анна, это я так, фигурально выражаясь.

— Ну, если фигурально… — тянет та.

Марта поднимается из кресла и протягивает руку клиентке:

— Прошу вас, пройдемте со мной.

Они подходят к высокому, занимающему полстены зеркалу, что стоит в прихожей офиса. Анна встает перед зеркалом, Марта – за ее плечом.

Вздохнув и добавив в голос скорби, Марта произносит:

— Анна, я вынуждена вам признаться, что на протяжении всех наших встреч, я вас обманывала.

— Как это? – та поворачивает голову.

— Смотрите в зеркало, Анна, меня в нем прекрасно видно. Так вот, слушая вас, я была нечестна с вами, ибо всё, что вы говорили в защиту собственной позиции — правда.

— Да? – Анна разглядывает психолога в зеркале.

— Убедитесь сами, Анна, – Марта смотрит ей в глаза, — мы говорили о медовом цвете ваших волос. Вспоминали Тициана. Да, цвет, может еще и ничего, но сами волосы, Анна. Сами волосы… Они ужасны! Им не хватает густоты, они ломкие, секутся и полны перхоти. Это отвратительно!

Анна смотрит на Марту расширенными глазами.

— Мы говорили о том, что ваши васильковые глаза изумительно подходят к цвету ваших волос. Да, голубые глаза, но они настолько маленькие, и так глубоко и близко посажены, что разглядеть их, практически, невозможно.

Щеки клиентки покрываются малиновыми пятнами.

— А ваша кожа, Анна! – продолжает петь соловьем Марта. – Ею нужно заниматься! Кто захочет коснуться губами щечки, сплошь усеянной подростковыми приветами. Бе-е-е! А ваша фигура?! Вы носите этот балахон, который превращает вас в пугало! Но это можно поправить. А вот, что, действительно, горькая правда, — смотрит на клиентку с усмешкой, — так это то, что вы, как это ни прискорбно признать, малоинтересны. Вы, Анна, скучны, с вами не о чем разговаривать, кроме как о ваших комплексах. – Марта делает паузу и произносит с торжеством в голосе: — Потому что вы, словно амеба, а по-простому, – тряпка! И вы совершенно правы, утверждая, что годитесь лишь на то, чтобы о вас вытирали ноги. Кстати, — психолог присаживается у ног клиентки, – перед сессией я успела сбегать в ближайшее кафе, хлебнула кофе и съела пирожное. А на улице дождь… Так что, вы позволите? – и, не дожидаясь разрешения, Марта подолом длинной юбки Анны начинает вытирать свои блестящие туфельки.

— Что вы себе позволяете?! – шепчет, срываясь на визг Анна.

Сильный рывок выхватывает подол юбки из пальцев Марты. Та поднимает глаза, не делая попытки подняться.

— Вы самый мерзкий, самый отвратительный психолог, с которым мне довелось общаться! – кричит девушка, в ее голосе проскакивают истеричные нотки. – Глаза маленькие?! Вы на свои посмотрите! Прячетесь за очками, да и макияж у вас отвратительный!

— Ну, не такой уж он и отвратительный! – делает попытку защититься Марта. – У вас и такого нет!

— Да лучше никакого, чем такой, как у вас! – визжит Анна, сжав кулаки. — Моя бабушка занимала призовые места в конкурсах красоты! В колледже, университете и в городе! А я пошла в нее! Я не могу быть уродкой!

— Анна, успокойтесь, — пытается вклиниться в речь клиентки Марта, — ну, возможно, я слегка погорячилась…

— Погорячились?! – Анна глыбой нависает над психологом. – Да я на вас жалобу напишу! Вас лишат лицензии! Да я такое с вами сделаю!!!

— Анна, успокойтесь, — Марта делает вид, что собирается подняться. – Хотите воды?

— Не нужна мне ваша вода! – глаза клиентки мечут молнии и Марта «в испуге» отшатывается, оставаясь сидеть на коленях. – Неинтересная?! Не о чем разговаривать?! – девушка делает паузу, суживает глаза и с ехидцей в голосе выдает: — Вы вот что заканчивали?

—Ну, — тянет Марта, — парочку университетов…

— Парочку!? – Анна смотрит на психолога с презрением. – Ха-ха-ха! – произносит медленно, почти выдыхая в лицо Марте свое «ха!». – А сколько языков знаете?!

— Ну, на бытовом уровне… — «мямлит» Марта.

— На бытовом?! – губы Анны кривятся в ехидной усмешке. – Вот вам еще несколько моих «ха!» Я знаю пять! Пять! В совершенстве! Да вы знаете, куда меня приглашали работать?! – наклоняется над Мартой.

— Не знаю, – трясёт головой та, поджимая губы.

— Вы о таком и мечтать не могли!

Анна хватает свою торбу, и с прямой спиной направляется к двери.

— Уродка, говорите, — оборачивается на пороге. – Я вам покажу уродку! Ждите меня через месяц, – смотрит свысока, ибо Марта так и не встала с колен. – Я вам устрою!

Дверь громко хлопает.

Марта поднимается, скидывает туфли, закидывает руки за голову и тянется. С наслаждением. С повизгиванием. С чувством хорошо выполненной работы. Хорошо!!!

… Анна не пришла ни через месяц, ни через полгода, ни через год. Но спустя две недели после встречи, прислала фотографию. «Не ожидали?!» — надпись в левом нижнем углу картинки смеялась широким росчерком. Что и говорить, Анна изменилась. А табличка, стоявшая на ее рабочем столе, многозначительно намекала на немаленькую должность.

Больше они не встречались. Но каждый год в марте Марта получает поздравительную открытку. Без слов, без пожеланий. Небольшой конверт с единственной надписью размашистым почерком: «Марте».

Ваш отзыв

Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.

%d такие блоггеры, как: